Чем грозит Украине первая зима без российского газа

Предчувствуя проигрыш во втором туре выборов президента, Порошенко внезапно полюбил русский язык – и «русскоязычных». И это притом, что все пять лет нахождения у власти он целенаправленно занимался уничтожением на Украине всего русского, и языка прежде всего. Однако что нужно делать тем, кого сегодня на Украине называют «русскоязычными», ради того, чтобы остаться русскими?

Начнём с анекдота.

Женщина заходит в дорогой бутик и её с ходу атакует продавец: «Я рад приветствовать вас в нашем магазине. У нас вы можете купить практически всё – от дамской сумочки до меховой шубы».

– Не смогу, я не взяла с собой денег.

– И что вы тут тогда забыли, а ну-ка на выход.

– Ой, у меня же есть кредитка.

– И снова здравствуйте.

Именно такая история, слово в слово, произошла накануне на Украине.

«Вот послание для жителей востока Украины. Первая позиция: мы должны сохранить Украину, никто не будет посягать на ваше право говорить на русском языке. Я сам русскоязычный, и я уже много раз говорил, что для меня абсолютно естественно говорить на русском языке. Гражданину Украины надо создать комфортные условия и не ущемлять в праве общаться в быту, в школе, в образовании на том языке, который ему удобнее».

Послание это озвучил в прямом эфире телеканала ICTV не кто иной, как президент Украины Пётр Порошенко. Как говорится, тут и сел старик.

Да, формально удивляться нечему. Если открыть программу кандидата в президенты Украины Петра Порошенко, то именно это там и можно прочесть.

Там всего четыре раздела и в одном из них, где говорится о свободах, прямо указано: «Жить свободно – значит свободно пользоваться родным языком. Буду руководствоваться 10 статьёй конституции, которая определяет украинский язык как государственный, но особенно подчеркивает права русского языка и гарантирует свободное развитие всех языков. Считаю целесообразным в целях обеспечения единства украинской политической нации сохранить существующий статус-кво в языковом вопросе».

Одна проблема: говорится это в программе кандидата Порошенко пятилетней давности.

Немного новейшей истории

Что такое в данном случае статус-кво? Во-первых, та самая статья конституции, на которую сослался Порошенко. Во-вторых, существует европейская хартия региональных языков. Под номером 28 в этой хартии указан и русский язык и, согласно Википедии, в трёх государствах (Молдова, Армения, Беларусь) он считается региональным, а его носители имеют защищённые законом права. На Украине хартия ратифицирована ещё в 2006 году – значит, является частью законодательства.

Смысл хартии – защищать право компактно проживающих лиц нетитульной национальности общаться, получать образование, удовлетворять свои культурные потребности на родном языке. Какую долю общины должны составлять иноязычные граждане, чтобы претендовать на статус регионального для своего родного языка? Единой нормы нет, в странах ЕС она колеблется в пределах 2–10%.

Наконец, третья составляющая статус-кво – так называемый закон Кивалова – Колесниченко. Он был принят во времена президентства Януковича и как раз предметно прописывал нормы хартии в законодательстве Украины. Законом определялся статус регионального языка; порядок, по которому общины могут претендовать на такой статус; необходимую долю жителей общины, для которых государственный язык не является родным (взяли 10% – самый высокий порог).  

Закон КК стал одной из причин евромайдана. По крайней мере, курс на его отмену был заявлен организаторами переворота уже 23 февраля 2014 года. Окончательно, правда, это сделали только в 2018-м, потому что тогда решение приняли, но быстро отмотали назад. Ещё раз: 23 февраля. Днём ранее Янукович бежал из Киева. Крым ещё в составе Украины, Донецк и Луганск – ещё не столицы народных республик. Необратимые процессы начинают развиваться как раз после того, как в Киеве показали зубы и пригрозили отнять у русскоязычного населения и других национальных меньшинств с таким трудом добытую гарантию права на родную речь.

Как Петро Порошенко русский язык защищал

Урезали это право не одномоментно, а будто смакуя вседозволенность. Русский язык (далее мы будем говорить в основном о нём, поскольку в большинстве общин, добившихся статуса регионального языка, таковым был именно русский) последовательно вытесняли из медиапространства путём принятия квот для телепередач на украинском языке, песен на украинском языке в эфире радиостанций, доле тиража книг и газет, который должен в обязательном порядке печататься на украинском (не менее половины).

Украина под руководством Порошенко умудрилась вляпаться даже в международный скандал, вызванный поправками в закон «Об образовании». Эти поправки полностью, в течение нескольких лет, ликвидировали возможность обучения в  украинских школах на языках национальных меньшинств. По крайней мере, в рамках основной программы.

Это переполнило чашу терпения ближайших западных соседей Украины Венгрии, Польши, Румынии – в этих странах осудили языковую политику Украины.

Венгрия так и вовсе обязалась тормозить евроатлантические инициативы Украины где и как только возможно.

Более того, даже сейчас, в разгар президентских выборов, Верховная рада работает над законом «О функционировании украинского языка как государственного». Правда, похоже, что его примут уже после второго тура: авторы отлично осознают, что его содержание ещё более разозлит нелояльных власти граждан.

И вот на фоне всего этого вдруг выходит Порошенко со словами «я и сам русскоязычный». Более жалкого зрелища выпрашивания голосов ещё поискать.

Русский или русскоязычный?

Но тут интересно не только выпрашивание. Нынешняя власть чётко выстраивает идентичность гражданина Украины от языка – украинского. Это отправная точка, альфа и омега. «Балакаєш по-нашому – значить наш». А вот те же русскоязычные граждане Украины оказываются словно подвешенными в воздухе. Говоришь на украинском – украинец, тут без вопросов. Говоришь на русском – …

По логике вроде бы русский. Но с такой логикой ведётся борьба сразу на нескольких фронтах.

Часть русскоязычных добровольно считает себя украинцами. Русскоговорящими украинцами. Тот же Порошенко стремится стать для них примером и рупором. При этом их даже не смущает тот факт, что их украиноговорящие собратья придумали им прозвище «москворотые». Можно быть трижды патриотом, ветераном евромайдана и волонтёром и обязательно в комментарии однажды придёт он – языковой каратель. И подробно расскажет, что пока ты не говоришь на украинском – ты неполноценный.

Однако и остальные русскоязычные не спешат признавать себя русскими. Простой пример: на Украине ещё с начала 90-х годов существуют две партии, объединяющие венгров Украины (на то, что это венгры именно Украины указывает тот факт, что партий две, а не одна). Партии русских Украины, разумеется, нет. И не предвидится.

Причин много, но можно выделить главные:

– Всегда находилась партия, которая такую функцию перехватывала. Порошенко отнюдь не первый, кто идёт на президентские выборы с лозунгами защиты русского языка – до него были Леонид Кучма, Виктор Янукович. Интересы говорящих по-русски долгое время выражала запрещённая ныне КПУ, потом Партия Регионов. Были, конечно, отдельные попытки вроде партии «Русский блок», но серьёзной политической силой ни один такой проект не стал.

– Во-вторых, близость России побуждала в некоторой степени махать на всё рукой: «И так проживём. А станет невмоготу – уедем».

Часть русскоязычных действительно украинцы, дети переехавших в город родителей, учившиеся в школах с русским языком преподавания. Но

большинство русскоязычных будет правильнее называть неукраинцами.

На Украине ведь тоже порядком национальностей намешано: греки и татары в Донецкой области, румыны и болгары – в Одесской. Кто-то из них помнит о своих корнях, кто-то уже нет. Главное, что именно русский язык объединяет их всех – неукраинскую часть населения Украины.

В определённой степени мешает русскоязычным называться русскими и особенности украинского языка. «Русский» по-украински будет «росіянин», отдельного слова для национальности нет. А после событий 2014 года немного желающих говорить «я – росіянин», слишком много проблем в коммуникации.

Что в итоге? Даже после ухода Крыма и половины Донецкой и Луганской областей русские всё равно остаются самым крупным национальным меньшинством на Украине. 28% жителей Украины, согласно последним данным КМИС, в быту говорят только по-русски или преимущественно по-русски. Ещё почти 25% поровну пользуются русским и украинским языками, то есть русским языком владеют более половины опрошенных. По факту – существенно больше, поскольку, по данным Google, даже в западных регионах Украины доля поисковых запросов на русском языке доходит до 70%

При этом самих русских вроде как и нет. В основном потому, что нет больше политиков и партий, представляющих их интересы (хотя есть множество тех, кто на эту роль претендует).

Сегодня за пост президента ведут борьбу два русскоязычных кандидата – русскоязычный Порошенко и русскоязычный Зеленский. При всём богатстве выбора русским Украины голосовать не за кого.

Один за пять лет уже показал, как будет гарантировать «свободное развитие всех языков». У второго о языковой проблеме в программе вообще ни слова. Правда, в одном из интервью Зеленский поясняет своё отношение, мол, не надо давить. То есть на выборах русскоязычные и русские Украины будут выбирать для себя формат украинизации: жёсткий или нежный.

Эти выборы наглядно показали, что русским Украины нужна собственная партия. Способная напомнить Киеву о том, что на Украине есть русские и с ними нужно считаться.

Не факт, что после этого русские на Украине перестанут добавлять к самоидентификации приставку «-язычный». Но без такой силы – точно не перестанут. А спустя два–три поколения и вопросов таких стоять уже не будет. Какие ещё русские? Это же Украина.

Источник: vz.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.