Что скрывается за громкими отставками в Газпроме

Доказывать российскому читателю, что большинство украинцев – вменяемые люди, которые оказались заложниками агрессивного меньшинства, реальных репрессий против поднявших голос и голову, а также ковровой пропаганды, служащей эффективной машинкой по промыванию мозгов – дело неблагодарное.

Для этого нужно тонко чувствовать, чем дышит реальная Украина, а не обезображенный образ страны, создаваемый нынешними ее руководителями и активно ретранслируемый в России. Нельзя этого прочувствовать и глядя на персонажей, якобы представляющих Украину на ток-шоу центральных российских телеканалов. Задача этих персонажей, работающих исключительно за деньги, – выглядеть полнейшими идиотами, и они с ней справляются как нельзя лучше.

Объяснять с пеной у рта, что Украина не только не потеряна, но Россия все еще нуждается в ней, тоже сложно. Это задевает гордость. Крым, санкции, мобилизационный характер экономики породили эффект осажденной крепости: нам никто не нужен – ни Запад, ни Украина; Россия большая, справимся сами. Обывателю вторят СМИ, которые неизменно продают ему две главные темы – ненависть и патриотизм. Рейтинги растут – все довольны. 

Так, раз за разом фиксируя суицидальный характер украинской социальной, культурной и экономической политики, Россия частично воспроизводит его же. По-своему, не так масштабно, но все же воспроизводит. Но разухабистость, терпеливость и упертость, свойственная русскому духу, не свойственна современной экономике. Стратегия импортозамещения – естественная, здравая реакция на санкционный режим. Но, как и любая идея, доведенная до абсурда, она работает уже не на благо, а во вред.

Свежий пример. Недавно российские вагоностроители заявили о необходимости закупить внушительное количество железнодорожных колес в Китае. Для этого необходимо провести сертификацию производственных процессов на двух китайских предприятиях. Как же так? Ведь еще недавно предприятия ОМК и Evraz заявляли о недозагруженности своих колесных мощностей. При этом количество вагонов РЖД, простаивающих по причине дефицита колесных пар, стремительно растет. На внутреннем рынке есть спрос, есть предложение, так о каких закупках в Китае может идти речь? Выходит как-то непатриотично.

Минпромторг спешит заявить, что потребности в китайских закупках нет, но тут же оговоривается, что в случае необходимости они будут произведены, как-никак Китай – наш основной торговый партнер. То есть по факту в министерстве признали, что проблема действительно существует. Схлестнулось нешуточное лобби металлургов и РЖД. Вопрос тем более серьезный, что речь идет о физической безопасности – несвоевременная замена колесных пар или их плохое качество повышают вероятность схождения поездов с рельсов. Это, в свою очередь, огромные финансовые потери и вероятные человеческие жертвы.

А предыстория всего этого такова. Традиционно РЖД закупали колесные пары на Украине. Качественные и несколько дешевле российских аналогов колеса производил украинский «Интерпайп» Виктора Пинчука – зятя экс-президента Кучмы. Весной 2018 года российские компании добились введения заградительных пошлин на украинские железнодорожные колеса, а уже осенью «Интерпайп» попал под российские санкции в отношении Украины. Российский рынок для компании де-факто был закрыт, на нем установилась монополия местных производителей.

Ожидаемо цены на колесные пары стремительно пошли вверх, увеличившись менее чем за год почти в три раза. РЖД отказываются закупать колеса, несмотря на то, что потребность в них крайне высока. Вопрос не только в цене, но и в качестве: растет число выявляемых дефектов колесных пар и букс. На эти элементы железнодорожного состава приходится огромная физическая нагрузка – и маломальское несоблюдение технологии выплавки металла, изготовления подшипника или колеса может стать причиной трагедии. Под стук таких колес «цветные сны» видятся как-то не очень.

Здесь работают законы рынка – в отсутствие конкуренции цены и качество движутся разнонаправленно, и совсем не в том направлении, в каком нам бы хотелось. Оказывается, что страна, которая запускает спутники в космос и производит ракетные системы С-400, не может наладить выпуск обычных железнодорожных колес, которые без проблем штамповала еще 50 лет назад.

Патриотизм – не экономическая категория, но стал таковой на Украине, и мы видим, к чему это привело. Россия рискует повторить ту же ошибку. Ни одна страна в мире не производит полную номенклатуру необходимых ее экономике и населению товаров. А те страны, которые к этому стремятся, не входят в число зажиточных. Экономическую специализацию никто не отменял. Стремление импортозаместить все и вся, руководствуясь не экономическими, а политическими соображениями, не усиливает, а, наоборот, ослабляет государство. Мер господдержки на всех не хватит.

При этом нельзя отрицать того факта, что украинские олигархи в основной своей массе поддержали власть, установившуюся на Украине после Майдана. Сделал это и Виктор Пинчук. Принадлежащие ему медиа активно участвуют в разжигании ненависти к Донбассу, России и той части украинского населения, которая не слишком верит в российско-украинскую войну.

Но если Россия целится в Пинчука и ему подобных, то попадает в украинские предприятия, на которых работает то самое бессловесное украинское большинство, зашоренное украинской пропагандой и затюканное спецслужбами и «активистами» всех проб и мастей.

Украинские олигархи не представляют интересов этих людей, так же как нынешняя украинская власть не представляет интересов большинства граждан Украины.

Пример с колесами не высосан из пальца. Те же РЖД все еще нуждаются в производимых на Украине электрических двигателях и генераторах. Конечно, часть украинской продукции, поставлявшейся на российский рынок, особенно в сегменте ВПК, Россия успешно начала производить сама. Организация производства собственных вертолетных и корабельных двигателей потребовала миллиардов долларов инвестиций. Эти деньги были изъяты из экономики. Но в данном случае у РФ просто не было выбора – именно украинская власть запретила поставки двигателей в Россию, де-факто угробив такие предприятия, как запорожская «Мотор-Сич» и николаевская «Заря-Машпроект».

Российская и украинские экономики все еще связаны – хотя бы по той причине, что еще 25 лет назад это была одна экономическая система. Заменить производимую на Украине продукцию можно – вопрос в цене этих усилий. Тем временем, пока две близкие страны соревнуются в том, кто быстрее сведет экономические и культурные связи между ними к нулю, мир стремительно движется вперед. И пока Россия заново учится выпускать вагонные колеса, другие страны инвестируют эти деньги в новые технологии.

В какой-то момент умолкают раздражающие «украинские» политологи на российских ток-шоу, и вдруг оказывается, что вместо украинских колес нужно закупать китайские. И если российскому обществу будет окончательно навязан тезис «да черт с ней, с той Украиной», не удивляйтесь, если следующей мыслью будет «без Китая пропадем».

Источник: vz.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.