Кому выгодно введение социальной нормы потребления электричества

Для актеров, режиссеров, певцов, телезвезд и прочих людей, которых принято называть термином «богема», долгая и счастливая семейная жизнь – это скорее исключение, чем правило. Даже во вполне пуританские советские времена артисты женились и разводились гораздо чаще, чем среднестатистические граждане.

Поэтому гипотетический развод Ксении Собчак и Максима Виторгана после пяти лет брака – это не ужас-ужас, как же так могло случиться, а вполне банальный эпизод из личной жизни известных людей.

Но почему-то этот банальный эпизод регулярно всплывает в качестве топ-новости, в том числе в далеких от шоу-бизнеса изданиях.

Возможно, это связано с политическими претензиями Собчак. Но, как мы видим из европейской, американской и даже украинской политической практики, если во второй половине 20-го века политик-лицедей – это было что-то уникальное, как Рональд Рейган или Арнольд Шварценеггер, то в первой половине 21-го – совершенно будничное явление. Телеведущая Опра Уинфри – один из наиболее вероятных кандидатов от демократов на предстоящих президентских выборах.

Да и разводы давно перестали негативно сказываться на рейтинге политиков. 

Словом, никаких объективных причин для того, чтоб всей страной следить за сложными взаимоотношениями Ксении Анатольевны, Максима Эммануиловича и Константина Юрьевича, нет ни малейших.

Но почему-то оно происходит. В том, что происходящее комментирует подзабытый актер Стас Садальский, ничего удивительного нет. Но почему украинский политблогер Анатолий Шарий вдруг решил посоветовать Виторгану «не задеть рогами люстру»? Ему-то какое дело?

Зачем бытописатель российского президента Андрей Колесников демонстрирует правовую безграмотность, советуя «кому-нибудь» добиться возбуждения дела против Виторгана, притом что и побои, и легкие телесные повреждения относятся к категории частного обвинения, и сделать это может только сам Богомолов? 

О хулиганстве там речи не идет, потому что Виторган предусмотрительно предложил Богомолову выйти и за мордобоем наблюдала только бесстрастная камера наблюдения. 

Неудивительно, что возникают разнообразные конспирологические теории, согласно которым никакого «обманутого мужа», «коварной изменницы» и «подлого разлучника» нет, а есть пиар-проект, в котором участвуют все трое. И морду никто никому не бил – как будто двум опытным актерам сложно сымитировать драку. Что они пиарят, версии расходятся – не то новый телепроект Собчак, не то спектакль Богомолова. Виторган почему-то опять оказывается на вторых ролях.

Эта версия лучше объясняет нездоровый интерес к происходящему, но только с точки зрения конспиролога, у которого само по себе в мире не происходит вообще ничего – либо Ротшильды отдали приказ, либо Рокфеллеры распорядились.

Хотя, безусловно, когда в скандале участвуют режиссер, актер и телеведущая, у которой есть деньги на хороших пиарщиков, без явной нарочитости и постановочности дело не обходится. Чего стоит одна только фотография Собчак в образе Анны Карениной.

И вот эта фотография, пожалуй, наводит на мысль о том, зачем же мы все уже который месяц следим за этим водевилем.

Дворянство в России было привилегированным классом. Потом его уничтожили. Партийная элита СССР была слишком закрыта, а кому нужно богатство, когда не перед кем им похвастаться? Поэтому роль привилегированного класса взяла на себя богема – Высоцкому было позволено гораздо больше, чем 99% его слушателей и почитателей. К тому же это соответствовало американской практике – в отсутствие собственного дворянства и какого-либо уважения к потомкам европейских высших классов Голливуд тоже стал собранием небожителей.

В 90-е годы богема как-то потускнела, да и четкий прайс на корпоративы, который есть и у Собчак, и у Шнурова, и практически у каждого известного актера-ведущего-музыканта, несколько размыл этот ореол исключительности.

В нулевые годы чиновники попытались взять реванш у богемы, превратившись в «надменную касту» и полюбив шикарный отдых за рубежом и автомобили стоимостью в официальную зарплату за 10 лет.

Но и это прошло, и сейчас каждая попытка чиновника, пусть даже и с бизнес-прошлым, побахвалиться богатством немедленно приводит к скандалу.

Пытались изображать из себя элиту спортсмены, но получилось плохо, история с Кокориным и Мамаевым отлично это подтверждает.

Похоже, что Ксения Собчак уловила тренд и теперь снова пытается вывести богему, к которой принадлежит и она, и ее муж, и ее вероятный любовник, на то место, которое в дореволюционной России занимало дворянство.

Но ее шансы на успех крайне невелики. Каренин даже не стал вызывать Вронского на дуэль, не говоря уж о том, чтобы бить морду.

Советская богемная элита могла ориентироваться в этическом плане на реальных дворян – уничтожили все-таки далеко не всех, и в 60–70-е годы прошлого века еще были живы выпускники императорских гимназий и реальных училищ.

На кого ориентироваться современной «элитке» – сказать сложно. Для того, чтобы претендовать на особое к себе отношение, нужно быть действительно особым. А что особого в банальной супружеской измене (неважно, реальной или нет) или в мордобое (опять-таки не принципиально, настоящем или срежисированном)?

Другой вопрос, что какая-никакая элита людям нужна – чтобы было на кого ориентироваться, кому завидовать, кого обсуждать. Это не чиновники. Это не спортсмены. Это все-таки не богема.

Так кто же следующий?

Источник: vz.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.