Лукашенко захотел от России много денег

Литовский референдум о введении двойного гражданства со странами, «соответствующими критериям европейской и трансатлантической интеграции», провалился. Происходящее прямо касается демографической катастрофы, которую переживает Литва, и наглядно демонстрирует, как власти страны пытаются отделить «правильных» литовцев от «неправильных».

Литовские парламентарии выступили за введение двойного гражданства в Литве из-за увеличившейся миграции после вступления республики в Евросоюз. Также политики озаботились ситуацией вокруг Brexit – так как более 200 тысяч литовцев уехали на заработки именно в Великобританию. А в связи с грядущим выходом этой страны из ЕС ныне проживающие там прибалты могут начать массово отказываться (и уже начали делать это) от литовского гражданства.

В настоящее время, согласно конституции прибалтийского государства, никто не может быть одновременно гражданином Литвы и другой страны. Правда, по некоторым оценкам, 70 тысяч литовцев уже сейчас имеют двойное гражданство – но сами они в большинстве случаев стремятся это не афишировать, а государство снисходительно закрывает глаза. В конституционном суде постановили, что ввести официальную возможность двойного гражданства можно, лишь изменив основной закон страны – а сделать это можно лишь путем всенародного голосования. В свою очередь, правительство высказало готовность провести референдум ради того, чтобы соотечественники, проживающие за рубежом, могли получить двойное гражданство. Ведь для государства это последняя возможность сохранить хоть какую-то связь с многочисленными бывшими жителями, покинувшими его за последнюю четверть века.

Тут надобно отметить, что демографическая ситуация в Литве плачевнейшая – это государство лидирует в ЕС по оттоку населения. В Вильнюсе заявляют, что советское время было «худшим для литовского народа». Недавно депутаты Сейма Литвы Лауринас Кащюнас и Аудронюс Ажубалис заявили, что республика должна на уровне ЕС добиваться признания «преступлений» советского периода не менее, чем «геноцидом». Однако цифры свидетельствуют об обратном. Если в 1950 году в Литве проживало 2 573 400 человек, в 1992-м уже 3 706 299, то в начале этого года – 2 793 986 человек.

Подталкивают население к эмиграции неолиберальные реформы в сферах налогообложения, здравоохранения, образования, пенсий и борьбы с теневой экономикой. По мнению специалистов, в дальнейшем процесс «затягивания поясов» будет продолжаться. Но невзирая на неутешительные прогнозы, власти страны, явно оторвавшись от действительности, приняли демографический план, по которому к 2030 году в Литве будет численность населения в три миллиона человек.

План реализации «Стратегии демографии, миграции и интеграции» предусматривает, что «необходимо улучшить благосостояние литовских семей, обеспечить достойную жизнь пенсионерам, организовать адаптацию тем гражданам, которые решат вернуться из-за границы». Возвращать предполагается за счет улучшения качества работы служб занятости, поддержки инициатив по адаптации и удовлетворению нужд вернувшихся в республику, увеличения консультаций с участием литовских посольств и муниципалитетов.

Также власти рассчитывают увеличить пособие по уходу за ребенком до 50 евро, а также выделить карточку для дополнительных льгот и скидок на товары и услуги родителям, которые работают в течение первого года после появления ребенка.

Литовцы «второго сорта»

Сами литовские «уезжанты» рассматривают эти планы с большим скептицизмом. Эмигранты ссылаются на непреложный факт того, что в Прибалтике продолжительность здоровой жизни мужчин стала самой низкой в ЕС. В Латвии представители мужского пола проживают без ограничения активности в среднем до 52,3 года, в Эстонии – до 54,4, в Литве – до 56,5. В то же время литовки проживают около 59,4 года здоровой жизни, эстонки – 59 лет, а жительницы Латвии – 54,9 года. В частности, литовцы начинают страдать от проблем, свойственных 65-летним, в возрасте 61,5 года. Вообще, среди стран ЕС Литва по скорости развития возрастных заболеваний занимает четвертое место (после Болгарии, Венгрии и Румынии).

Впрочем, есть в «Стратегии демографии, миграции и интеграции» и как минимум один реалистичный пункт – планируется привлекать в Литву работников из стран, не входящих в ЕС. Уже сейчас в Литовской Республике большое количество украинских гастарбайтеров. Местная действительность, самим литовцам представляющаяся унылой и бесперспективной, для украинцев кажется почти что раем, по сравнению с нынешними реалиями их родины. Как рассказала осенью 2018 года глава литовского миграционного ведомства Эвелина Гудзинскайте, в 2019-м число приезжих украинцев должно увеличиться на 40–50%.

«Литовские работодатели приветствуют рабочих-украинцев, поскольку Украина находится довольно близко. Кроме того, украинцы пользуются безвизовым режимом для коротких поездок, и с ними легко договориться на понятном для всех языке. Это предопределило то, что большинство разрешений на временное проживание в Литве получают именно граждане Украины», – поясняет Гудзинскайте.

В ходе референдума жителям страны был задан вопрос: согласны ли они разрешить сохранять литовское гражданство за лицами, которые отправились жить в страны, отвечающие «критериям евроатлантической интеграции», и приняли их гражданство.

Это заранее вызвало большое недовольство у тех литовцев, что проживают в Калининградской области РФ.

В апреле они заявили: «Мы утверждаем, что в вопросах будущего референдума есть дискриминирующие положения для литовцев отдельных стран и для лиц, у которых есть право на литовское гражданство. Этот референдум окончательно отвергает и унижает наших соотечественников, проживающих в «третьих странах». Поэтому мы, представители Литовской общины Калининградской области, агитируем литовскую общественность высказаться на референдуме по 12-й статье конституции ПРОТИВ».

Литовцы Калининградской области подчеркнули, что если двойное гражданство будет разрешено лишь жителям государств, отвечающим «евроатлантическим критериям», то за бортом останутся соотечественники, проживающие в России, Белоруссии, на Украине и в Казахстане. Проживающие в России литовцы также просят Вильнюс не забывать о высказанной ранее представителями властей идее «паспорта соотечественника». Они предлагают узаконить такой документ, который бы позволил лицам литовского происхождения приезжать на этническую родину и находиться в ней без виз в течение неограниченного срока, легально обучаться и работать, восстанавливать наследство предков.

Увы, ранее в Сейме и Всемирной общине литовцев приняли резолюцию о том, что «"паспорт литовца" не является для соотечественников, проживающих за границей, подходящей формой узаконивания связи с государством». Калининградские же литовцы утверждают, что такой паспорт даст возможность всем соотечественникам, а не только тем из них, кто проживает в странах ЕС и НАТО, приезжать на родину и работать там. По их мнению, такой документ «не создаст правовых коллизий присяг и обязанностей перед несколькими государствами, а также поможет сплотить соотечественников для сохранения идентичности».

Недовольны оказались референдумом и литовские националисты. Так, депутат Лауринас Кащюнас выразил мнение, что узаконивание права на двойное гражданство в некоторых случаях «может противоречить национальным интересам Литвы», так как у обладателя двух паспортов может возникнуть конфликт интересов.

«Если человек хочет стать подданным другого государства, он его и выбирает. Какая тогда может быть связь с Литвой? Если между Литвой и тем государством возникнет напряжение, на чьей стороне вы будете? Предположим, человек является гражданином Германии и Литвы, участвует в выборах в Германии, старается на благо немецких интересов, как, например, «Северный поток – 2», который обеспечит ФРГ поставками газа без посредников, и он голосует за политические силы, поддерживающие этот проект. Как это выглядит для него как гражданина Литвы?» – негодовал Кащюнас.

Литовцы не захотели голосовать за двойные стандарты

В итоге референдум провалился. После подсчета голосов выяснилось, что в нем участвовали 1 291 947 (52,58%) избирателей, но голосов «за» не хватило. Чтобы норма была принята, требовались голоса не менее 1 236 000 избирателей (всего в списке избирателей Литвы значится 2 млн 472 тыс. 405 граждан). Однако внесение поправок в действующее законодательство, которое позволило бы сохранить эмигрантам литовский паспорт, поддержали 37,7 процента от общего числа зарегистрированных избирателей (71,8 процента проголосовавших на референдуме).

Такой результат прогнозировали заранее. Проводившиеся в апреле опросы продемонстрировали у литовцев отсутствие энтузиазма по этому вопросу. В свою очередь аналитик Александр Носович отмечал: «Россиянам или белорусам Литва двойного гражданства предоставлять не собирается. Это, конечно, вызвало шок. Получается, что Литва отказывает в праве на гражданство потомкам репрессированных, которых при Сталине сослали в Сибирь, жителям Калининградской области литовского происхождения. В Калининградской области большая литовская община – десять тысяч человек. Им, в отличие от каких-нибудь американских литовцев, жизненно необходимо нахождение в Литве, для них очень полезно было бы второе гражданство. Поэтому эти двойные стандарты литовской власти, для которой внешняя политика важнее соотечественников, конечно, заметны простому литовцу. Вот поэтому он активно и не идет голосовать».

Однако, невзирая на неудачу референдума, литовские власти намерены продвигать его идею и дальше.

У официального Вильнюса просто нет выхода – ведь когда выход Великобритании из ЕС рано или поздно состоится, граждане Литвы, проживающие там, будут вынуждены отказываться от литовского гражданства, чтобы остаться на острове.

«Это будет означать, что от гражданства Литвы могут отказаться сотни тысяч человек, которые фактически уже не являются литовскими гражданами, потому что живут у себя в Лондоне, в Эдинбурге и еще где-то. Когда это будет оформлено юридически, предъявлен факт того, что люди отказываются от литовского гражданства, станет понятно, что они не просто уехали на заработки, а что они окончательно отказались от Литвы и не собираются туда возвращаться. Это, конечно, будет удар по имиджу государства», – поясняет Носович.

Еще в апреле глава МИДа Литвы Линас Линкявичюс говорил, что в случае неудачи референдума литовцам, вероятнее всего, придется голосовать еще раз, поскольку, по словам министра, «другого пути нет». Когда стало понятно, что референдум действительно провалился, председатель Всемирной общины литовцев (ВОЛ) Даля Хенке тут же заявила, что его придется провести снова – но задаваемый избирателю вопрос нужно будет сформулировать проще. «Надеюсь, что в повестке работы будущего президента этот вопрос будет одним из первых среди тех, которые должны быть решены», – сказала Хенке. Непопулярную идею привилегий только для «правильных» литовцев будут протаскивать вновь.

Источник: vz.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.