Промышленность Украины превратилась в выжженную землю

Свердловская буза по поводу Екатерининского собора вполне отвратительна. Есть два момента: один содержательный, а другой – в жанре «а на самом деле».

Сначала про содержательную часть.

Я видел тысячи храмов и скверов от Пскова и Ладоги до Урала. 
И я не знаю, как там насчет Бога или личной праведности – это дело сложное – но уж в том, что касается благоустройства публичного пространства, современные православные – это лучшие люди в России.

Я видел десятки городов, где именно церковные территории, церковные дворы и сады (открытые для всех, между прочим) – это единственные по-настоящему ухоженные и прекрасные места в океане совка и постсовка.

Там, где есть церковь – там всегда цветники, скамейки, всякие милые туи и прочие кустарники-деревца, иногда даже фонтаны, а то и маленькие пруды, торговля разными полезными вещами вроде кваса, хорошего хлеба и меда, и очень часто детская площадка, а то даже и смотровая площадка, и книжная лавка, и непременно, извините, сортир.

Но есть кое-что, чего нет в этих церковных садах.

Там нет пьяной гопоты с семками, бухлом и музоном, как это бывает в обычных скверах. Там нет засилья подростков, нет чувства опасности, нет ни мусора, ни бардака.

Поэтому церковь, милые мои, – если, конечно, вывести за скобки все то, зачем туда ходят по сути дела, – это и есть самый лучший сквер из всех возможных. Но это, повторяю, содержательная сторона вопроса. Есть и другая, та, что «на самом деле».

А дело в том, что безусловное большинство свердловских недовольных составляют подростки. Типовые, унифицированные, глобальные подростки в капюшонах и с фаерами-петардами, мы их уже видели миллион раз по другим поводам, но в той же роли. И любой, у кого есть хоть на три копейки честности и проницательности, понимает, что подросткам все равно, против чего протестовать – вчера Путин или Медведев, сегодня храм, а завтра – да хоть «Большая семерка» какая-нибудь, хоть «либеральный президент Ходорковский», неважно.

Главное – запах движухи. Это гормональное, возрастное.

Но всякий протест действительно чего-то стоит, когда человек, говорящий свое твердое «нет», имеет за душой что-нибудь, что становится обоснованием, фундаментом его позиции.

Семья и собственность, дом, дети и внуки, играющие в соседнем дворе, жизненный опыт, многие годы, проведенные в этом самом месте. Когда такие люди говорят «нет» – всегда есть смысл прислушаться. Ну а подростки переменчивы. Сегодня они с полицией бодаются, а завтра разлетятся кто куда – на работу, учиться, замуж. Пройдет лет пять – никто из них и не вспомнит, что их не устраивало. Или вспомнит – с иронией.

Так что не надо, не надо слушать все эти глупые истерические разговоры про «вызов нового поколения» и «молодежь, которую они потеряли». Пройдет совсем немного времени – и все вызовы будут убраны обратно в коробку, а прежняя молодежь незаметно «найдется», как только обнаружит первые седые волосы и просроченные счета.

А Екатерининский собор к тому времени уже давно будет стоять.

– Мне, пожалуйста, две свечки по пятьдесят.
– За здравие.
– Не подскажете, как батюшку найти? Мы насчет крещения.

И ведь никто не угадает, что это те самые, в капюшонах.

Источник: Блог Дмитрия Ольшанского

Источник: vz.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.