Россия прощается с американскими долгами

Депутаты Госдумы задумались о том, чтобы запретить в России «старые» автомобили. Какие именно, какого возраста или с каким пробегом, правда, не уточняется. Цель тоже пока не совсем ясна – то ли ради безопасности, то ли экологии, то ли это просто мечта о грамотной урбанистике. 

Как бы там ни было, по всему миру есть тренд на отказ от автомобилей в целом. В большинстве случаев идеологами служат даже не адепты экологии, кричащие о множащихся выбросах в атмосферу, а урбанисты. В основном западные. Многим уже ясно, что ситуация с количеством автомобилей в крупных городах не станет лучше, сколько дорог ни строй. Людей все больше, машин – тоже, пробки не рассасываются, выбросы растут… И так далее.

Только вот дело в том, что универсального плана, который бы устроил всех, пока не изобрели. Города слишком отличаются по структуре, размерам, населению. Поэтому когда главный урбанист Хельсинки рассказывает, что в новых кварталах финской столицы намеренно не будут строить парковок, и «горожанин будущего» точно будет иметь не машину, а велосипед, ему можно поверить. Просто потому, что Хельсинки – не такой уж большой город. Между западной и восточной его окраинами около 22 км. А Москва и Мумбаи, к примеру, вдвое больше. То же самое можно сказать и о подобных инициативах в Осло, Копенгагене, который в 15 раз меньше того же Лондона, и других европейских городах.

То, что в Хельсинки и Копенгагене удастся реализовать за 15 лет, в Москве и Лондоне растянется как минимум на 20–30, причем успех не гарантирован. 

В общем, в большинстве европейских стран преобладает «мягкий» подход к отказу от автомобилей – владельцы в перспективе должны самостоятельно пересесть на велосипеды, общественный транспорт, самокаты и прочее – кому что нравится. 

Есть, кстати, интересный пример Ирландии, который стоит особняком. В 2015 году две крупнейшие страховые компании страны, Allianz и Aviva, объявили, что больше не будут работать с владельцами автомобилей старше 14 и 15 лет соответственно. Причиной назвали «заботу о безопасности своих нынешних клиентов». Но, вероятнее всего, объясняется это простым нежеланием платить, ведь риск страховых случаев у возрастных машин, конечно, выше. Но и такая мера способна стимулировать на покупку новых авто.

Когда же не бизнес, а власти – отдельных городов, подчеркнем этот момент – задумываются о жестком запрете на какие-либо «старые» автомобили, обычно в таких случаях речь идет о защите экологии. Давайте посмотрим на примеры.

Барселона и Мадрид вводят ограничения на въезд в определенные зоны машин слишком низкого экологического класса, читай – старых. Причем в столице Каталонии власти решили очертить 95-километровую зону, которая покроет собой весь город и несколько муниципалитетов. Это означает, что к 2024 году аж 125 тысяч автомобилей не смогут въехать в эту зону, то есть их как минимум придется продавать в другие регионы, где автовладельцам дышится полегче. Но плоды это приносит – в Мадриде, к примеру, после введения запрета пробки на самой загруженной улице города сразу сократились на треть.

Примерно те же шаги, только касающиеся дизельных авто, предприняли власти сразу ряда европейских столиц – отныне въезд в центр города для дизелей запрещен из соображений экологии. И подобные инициативы можно понять.

Оксфордские ученые подсчитали, что только в Европе ежегодно около 10 тысяч человек умирают от выбросов дизельных двигателей. 

Вообще «Дизельгейт», конечно, встряхнул городских чиновников по всему миру. Все бросились запрещать дизельные автомобили от четырех лет и старше. Так поступают в Риме, Франкфурте, Афинах, Мадриде, Милане, Брюсселе, Париже – пока запреты с временными рамками, но практически везде власти хотят отказаться от таких машин к 2030 году. 

Париж и вовсе сейчас второй среди самых загрязненных крупных городов Европы. Поэтому мэр Анн Идальго решила дизелем не ограничиваться и пойти дальше. Теперь по будням полностью запрещен въезд в центр города для авто старше 1997 года, а в первое воскресенье месяца вообще для всех машин – с 10 утра до 6 вечера.

Также большинство европейских и мировых столиц постепенно увеличивают число улиц, закрытых для автомобилей – так делают в Осло, Лондоне, Нью-Йорке, Мехико. В мексиканской столице, правда, есть проблема – там запретили водить личный транспорт по субботам еще в 2008 году, но экологию это не улучшило – оказалось, что большинство автовладельцев просто пересаживались на такси.

Есть и города-«радикалы». В Амстердаме, к примеру, хотят, чтобы к 2030 году в городе остались только автомобили, вообще не производящие выбросов в атмосферу.

Но наиболее близкий – и в то же время такой далекий – к российской инициативе пример – это Дания. То есть не один Копенгаген. Там есть национальная программа, предусматривающая полный запрет на продажу всех новых (!) автомобилей на бензине или дизеле к 2030 году. И даже гибридов – к 2035-му. То есть по идее местного правительства с 2035 года купить в стране можно будет только электромобиль. 

То есть нигде в мире нет как такового запрета на владение «старыми» авто. Тем более на национальном уровне. Поэтому европейские инициативы выглядят несколько четче российских. Однако и к ним можно придраться. Отказ от старых дизельных, а за ними и бензиновых автомобилей приведет к тому, что огромное число таких машин просто переедут на другие рынки, на которых прослужат еще лет 20 до вынужденной утилизации. 

Так, еще в 2017 году эксперты поднимали вопрос о «загрязнении на экспорт», которым занимаются развитые страны. В большинстве африканских государств огромную часть автопарка составляют подержанные автомобили из Европы и Японии. В Кении, например, их вообще 99%. А к 2050 году число старых машин, которые «спихнет» одержимая экологичностью Европа, увеличится в четыре–пять раз. Просто страдать будет уже не экология Старого Света или Японии, а Африки и Средней Азии.

Источник: vz.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.