СМИ: Беларусь и Польша пытаются использовать ситуацию на «Дружбе» как рычаг давления в переговорах

Инцидент с попаданием в российскую экспортную нефть хлоридов может повлечь не только материальные убытки для оператора российских трубопроводов «Транснефти», но и привести к обострению политических отношений между Москвой и пострадавшими странами.

Уже сейчас понятно, что оценка размера компенсаций у России, Беларуси и Польши различается в разы. И если уже в ближайшее время прокачка в Европу по нефтепроводу «Дружба» будет полностью восстановлена, то переговоры между странами могут не только затянуться, но и перейти в судебную плоскость, пишет kommersant.ru.

Экспорт российской нефти по системе «Транснефти» с 1 по 26 мая снизился на 6% к среднему уровню апреля, сообщило Reuters со ссылкой на источники. При этом добыча в РФ, по данным агентства, упала с 11,24 млн до 11,12 млн баррелей в сутки. Одной из главных причин такой динамики стала остановка прокачки по нефтепроводу «Дружба» (идет из России через территорию Беларуси и Украины в направлении Польши, Германии, Словакии и Венгрии), где 19 апреля было обнаружено повышенное содержание хлорорганических соединений (дихлорэтана) в сырье. Основная опасность таких веществ (используются как растворитель парафинов) в том, что при нагревании они обладают активными коррозирующими свойствами и могут при попадании повредить оборудование нефтеперерабатывающих заводов. Настолько серьезный инцидент случается на системе «Транснефти» впервые.

Загрязнение около 3 млн тонн экспортной нефти, принадлежащей основным российским нефтекомпаниям, привело к полномасштабному кризису в системе поставок по «Дружбе». Опасаясь аварий, от приема российской нефти отказались все потребители, что фактически блокировало работу маршрута. На то, чтобы согласовать мероприятия по ликвидации последствий загрязнения, Москве и основным странам-потребителям потребовался месяц. И если поставки чистой нефти восстановлены в направлении Беларуси и Украины, то возобновить прокачку в Польшу Россия сможет не раньше 9–10 июня.

Кто виноват и что делать?

Как сообщила «Транснефть», источником загрязнения стал частный пункт приема нефти на участке Самара—Унеча. Причем, по данным компании, загрязнение нефти было намеренным действием. По этому факту возбуждено уголовное дело. И хотя в Следственном комитете РФ заявили, что хлориды были загружены в нефтепровод для сокрытия хищений сырья, на рынке уверены, что речь шла о полноценной диверсии.

Ситуация с вбросом хлорорганики вскрыла сразу несколько системных проблем: начиная от уязвимости системы контроля за качеством нефти и заканчивая слабой возможностью отслеживания конкретных поставленных объемов. К тому же подобный коллапс грозит не только потерями для «Транснефти», на которую легла ответственность за остановку прокачки, но и переходом коммерческих споров о компенсациях потребителям за поставки некондиционной нефти в политическое русло. Источник “Ъ”, знакомый с ходом переговоров, отмечает, что по меньшей мере Беларусь и Польша пытаются использовать ситуацию на «Дружбе» как рычаг давления в переговорах по многим старым вопросам.

Но если материальные расходы (например, на закупку чистой нефти, которая либо напрямую замещает загрязненную нефть, либо подмешивается в нее, чтобы добиться приемлемой концентрации хлорорганики) не станут, по мнению экспертов, проблемой для «Транснефти», то урегулировать перешедшие на государственный уровень споры будет сложнее. Ситуацию усугубило обещание вице-премьера Дмитрия Козака выплатить компенсацию «всем, кто докажет, что у него есть реальные убытки». «Теперь потребители нам стараются предъявить такие суммы, за которые можно купить целиком их НПЗ»,— отмечает собеседник “Ъ”.

В Минске уже неоднократно заявляли, что намерены добиваться компенсации не только прямого ущерба, но и косвенных потерь, связанных с недополученной выручкой от переработки нефти и ее транзита. Глава Беларуси Александр Лукашенко оценивал их в «сотни миллионов долларов», хотя, по словам главы Минэнерго РФ Александра Новака, они не превысят 100 млн долларов. По данным источников “Ъ”, около 400–600 млн долларов требует от России Польша. При этом оценки объемов поставленной туда нефти у Москвы и Варшавы различаются в пять раз. И если полностью избавиться от загрязненной нефти «Транснефть» планирует за шесть-восемь месяцев, то, очевидно, переговоры о том, сколько компания должна своим потребителям, затянутся на гораздо больший срок. И, говорят собеседники “Ъ”, скорее всего, доведут стороны до судов.

Источник: ej.by

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.